«Богом данный», людьми — забытый…

«Богом данный», людьми — забытый…

Еще при жизни имя этого человека было занесено в энциклопедию. Но в период становления советской власти он был выброшен на задворки истории и умер в нищете, а имя его предано забвению. Единственным памятником, связанным с его именем, долгое время оставался лишь дом, построенный архитектором Я.Л. Паученко по заказу владельца. Он и доныне является одним из лучших архитектурных украшений города.

Самуил Абрамович Вайсенберг (по метрике Самуил-Якуб Вайсинберг) родился в Елисаветграде 4 декабря 1867 года. У его отца, купца второй гильдии, было четыре дочери и пятеро сыновей. Двум из них он сумел дать высшее образование. По праву старшего после успешного окончания гимназии Самуил был отправлен на учебу в Германию, в Гейдельбергский университет, где в 1890 году получил диплом врача, а позже — степень доктора медицины.

Когда в Елисаветграде и его округе свирепствовала эпидемия холеры, а труд медика оплачивался чрезвычайно дорого, доктор Вайсенберг с октября 1892-го по ноябрь 1893 года совершенно безвозмездно оказывал врачебную помощь «не только приходящим больным в весьма значительном числе (5508), но и посещал таковых на дому, снискав себе своим человеколюбивым и сердечным обращением доверие и расположение прибегавших к его даровой помощи больных». За «усердную и бескорыстную службу в пользу беднейшей части городского населения» городская дума «признала своим долгом выразить г. Вайсенбергу искреннюю признательность». (Эти архивные документы нашел и опубликовал кировоградский краевед Владимир Босько.)

Увлекшись антропологическими исследованиями, Вайсенберг посвятил их преимущественно евреям Украины. Подробно останавливаться на том методе, который он применял при этом, мы не будем. Отметим лишь, что ученый в результате пришел к следующим основным выводам. Первый: тип восточноевропейского ашкеназийского еврейства относится к прототипу «древней еврейской расы». Объездив целый свет, включая Палестину, он доказал полную идентичность еврейского ближневосточного расового типа, сравнивая восточно-европейское еврейство с прямыми потомками Второго Храма — евреями, живших в то время в Пкиине и Шфараме. Второй: евреи, при их географической разбросанности, одного строго определенного антропологического типа не представляют, тип их составной; при этом Вайсенберг приводит сравнение с другими народностями.

Его антропометрические исследования «южноружских» евреев были опубликованы в 1895 году в «Архив фюр антропологи» (Германия) и заслужили золотую медаль Московского естественнонаучного общества. Там же в 1911 году оценена как лучшая его работа «Развитие человека в связи с его возрастом, полом и расой».

Примерно в 1905–1907 гг. при содействии ученого общества им. Рудольфа Вирхова Самуил Вайсенберг совершил ряд научных путешествий в Палестину, Турцию, Сирию, Ирак, Йемен, Северную Африку, по Кавказу и Средней Азии. Результатом поездок стал ряд фундаментальных работ и статей, опубликованных в научных изданиях Германии и Австрии. Несколько исследований С. Вайсенберга посвящены караимам, по мнению ученого, — потомкам древних хазарских племен, исповедовавших одно из направлений иудаизма. Проведя обследования и антропологические измерения в караимских общинах Крыма, Литвы и Елисаветграда, он пытается доказать, что существует родство между караимами и татарами и что караимы появились в результате кровосмешения евреев и тюрков. В конце концов, он определяет караимов как тюрков и, в частности, сближает их с башкирами. (См. журнал «Еврейская старина», СПБ, 1910 г.)

Все вышесказанное дало основание одному из составителей «Еврейской энциклопедии» назвать С.А. Вайсенберга «возможно, самым выдающимся после Чезаре Ломброзо представителем первого поколения еврейских антропологов, изучавших этнические и физические данные евреев».

«Богом данный», людьми — забытый…
Самуил Вайсенберг с внуком Женей (Евгением Львовичем Немировским)

Подчеркнем, накопленные знания не лежали мертвым грузом, а весьма интенсивно использовались доктором Вайсенбергом. А в сочетании с его активной жизненной позицией давали и вовсе поразительные результаты. Сейчас можно лишь удивляться, как этот уже немолодой человек мог читать популярные лекции едва ли не одновременно в нескольких городах Российской империи (Петербург, Москва, Одесса). При этом он продолжал трудиться над своими разработками, да еще и практиковал как врач и хозяин частной лечебницы в Елисаветграде.

В газете того времени «Голос Юга» не редкостью были такие объявления: «Зал Дворянского Собрания. Во вторник, 11 апреля, состоится лекция д-ра С.А. Вайсенберга в пользу детских очагов, содержимых местным отделением Общества охранения здоровья евреев, на тему: „Евреи как народ и как раса“». Нужно думать, что объявления эти не обходила своим вниманием прогрессивная елисаветградская интеллигенция.

Как мы уже отмечали, кроме серьезных научных трудов и исследований, д-р Вайсенберг довольно широко и долго занимался врачебной практикой. В его большом двухэтажном доме на углу Ивановской (ныне Черновола) и Московской (Дзержинского) находилась частная лечебница, где доктор вместе с женой Доротеей и небольшим штатом медсестер вёл прием и стационарное лечение «по внутренним женским болезням». На этом поприще Вайсенберг также сни скал себе немалую славу, уважение и средства. Будучи дорогим доктором-акушером, жен рабочих и небогатых горожан он лечил бесплатно. В знак благодарности за доброе отношение в дни петлюровских и григорьевских погромов елисаветрградские пожарные, находившиеся по соседству, выставляли охрану и защищали дом Вайсенберга.

В 20-е годы прошлого века на Всеукраинских и Всероссийских съездах эпидемиологов и бактериологов активно обсуждались вопросы преодоления последствий голода, учитывая опыт, приобретенный в 1919–1921 годах в южных районах Украины. «Ни одно из научных учреждений Украины и России не провело таких многочисленных и разносторонних исследований голодающих, как это было сделано представителями кафедры географии и антропологии Украины», — подчеривалось в редакционной статье журнала «Наука в Украине». Этими исследованиями профессионально занималась относительно небольшая группа ученых-медиков. В их числе был и доктор Вайсенберг. По материалам, собранным в Крыму и Елисаветграде, он и профессор В.Штефко подготовили публикации, где содержатся выводы о резком ослаблении населения голодающих районов. Издательство «Наукова думка» напечатало их труды под многозначительным названием: «О голоде». Ученые подчеркивали, что в местах голодания резко упала рождаемость, у малышей участились проявления аномалий, у взрослых преждевременно появлялись признаки старения: выцветали глаза, теряла упругость кожа, выпадали зубы. Кроме того, внутренние процессы в организме существенно сказывались на психике голодающих. Подавленное состояние, сопровождающееся отсутствием человеческих чувств, получило название «мысленной пустоты».

Врачи и больницы нужны при любой власти. И при советской тоже. Только с её «окончательным утверждением» врачи нужны уже без тех больниц, что они создали. А больницы, в свою очередь, без хозяев. Потому что, корда люди (точнее, их худшие представители) не способны создать что-либо свое, они отнимают чужое.

«Богом данный», людьми — забытый…

В конце декабря 1920 года лечебница д-ра Вайсенберга была национализирована. Выражаясь языком документа (Приказ № 348 от 31.12. 1920 г.), она была «осмотрена и взята в ведение Уездздравотдела, <...> распланирована и преобразована в центральный родильный дом им. тов. Розы Люксембург». Был выработан и утвержден штат служащих такового, а главным врачом его назначен... доктор Вайсенберг.

Таким образом, молодая большевистская система здравоохранения получила в свое распоряжение, кроме профильной больницы нового типа, еще и высококлассного специалиста и администратора. И всё это за какой-то паёк, ну, и за милостивое разрешение жить в собственном доме. Точнее, в одной из его комнат. Казалось бы, консенсус достигнут. Но «реальный социализм» не был бы таковым, если бы тут же не пошел в наступление на «прогнившую буржуазную интеллигенцию».

Буквально через несколько дней за подписями завздравотделом, зав. общим отделом и делопроизводителя последовал циркуляр: «Здравотдел предлагает Вам объявить гражданину С.А. Вайсенбергу, проживающему в здании лечебницы, что, согласно распоряжению Наркомздрава, в лечебных учреждениях частные лица не могут проживать, а посему он должен очистить занимаемое помещение при лечебнице в недельный срок.

Исполнение сего распоряжения возлагается на Вас как главврача лечебницы. Об исполнении сего донести».

Какое гнусное лицемерие... Какая иезуитская метода... Главврач Вайсенберг должен объявить частному лицу доктору Вайсенбергу, чтобы он очистил занимаемое помещение.

Примечательно, что распоряжение это — ввиду недостатка чистой бумаги — написано на обратной стороне бланка с изложением «Способа уничтожения паразитов при помощи скипидарной смеси». В данном случае паразитами выступают те, кто им воспользовался. Однако против них средства не было.

10 января 1921 года С.А. Вайсенберг пишет в здравотдел (цитируем с сохранением особенностей орфографии и пунктуации) обращение следующего содержания: «В виду того, что Вы занимаете лечебницу Д-ра Вайсенберга и я там живу в качестве больного уже 10 лет и в виду того, что я по болезни не могу приискать себе комнату, которую теперь трудно как-то оставить мне. <...> Комната эта имеет особый ход с парадного. Представляю Вам сведения двух-трех врачей, которые свидетельствуют о моей болезни, слабости и расстройстве (следуют фамилии врачей — авт.).я человек старый, слабый, больной и не в состоянии себе приискать и переехать в другую комнату. Если же Здравотдел возьмет на себя труд приискать комнату в центре города и человека который мне поможет перевезтись то я перееду, иначе я не в состоянии. Прошу удовлетворить мою прозьбу. Я стар и одинок и болен. Проситель С.А. Вайсенберг».

По всей видимости, здравотдел снизошел к старику и удовлетворил прошение «главврача Центрального Родильного дома имени товарища Розы Люксембург». Что и ускорило его конец. Ибо комната в коммунальной квартире несла ему медленную, но верную гибель. Если не от шариковых, то от швондеров.

Умер С.А. Вайсенберг в 1928 году, 60-ти лет, практически в возрасте расцвета творческих сил. Памятником ему в Кировограде служит чудесный дом, который старожилы и знатоки-краеведы(а таковых здесь всё меньше) называют не иначе как «дом Вайсенберга». Однако, этого мало. Заслуги нашего земляка, врача-практика и ученого-антрополога заслуживают более достойного увековечения — хотя бы памятной доски. Ведь Самуил в переводе с иврита «Богом данный»... Но, увы, незаслуженно забытый людьми.

«Богом данный», людьми — забытый…

Фрагменты фотографий дома Вайсенберга в Кировограде / Антон Рыльцов.

Комментировать

Здесь еще много прекрасных стихов, интересных статей и красивых фотографий!

Створення сайту - kozubenko.net | За підтримки TribesTV и Novostejki

₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪