Нужен ли Кутузову новый пьедестал?

Нужен ли Кутузову новый пьедестал?

Мировая история военного искусства насчитывает много великих полководцев и стратегов. Немало их и в истории русского военного искусства. 18 сентября нынешнего года исполняется 262 года со дня рождения М.И. Кутузова — пожалуй, самого отважного и талантливого военачальника России.

Его имя непосредственно связано с нашим краем. И это хороший повод не только гордиться своей историей, но и кропотливо изучать ее, собирая по крупицам, уточняя и сберегая все факты и события, необходимые для воссоздания полноты ее картины, для объективного ее осмысления. Подход в освещении и оценке исторического прошлого Кировоградщины не имеет права быть узконаправленным и однобоким.

К сожалению, практика стирания, замалчивания, перевирания, выпячивания или подтасовки тех или иных событий и имен, с ними связанных, перекочевала из советских времен в нынешние, получив лишь новую национально-политическую окраску в устах отдельных краеведов, историков, литераторов, журналистов.

Однако вернемся к прославленному герою, впервые вставшему на ратный путь в девятнадцать лет. Уверен, рождение такого человека и появление его именно в армейской среде вряд ли было случайным. Как известно, Михаил Илларионович происходит из семьи потомственных военных. С юных лет его готовили к такой деятельности. Двенадцати годов от роду он был отдан на обучение в Инженерную школу, воспитанники которой испытывали непосредственное влияние Ломоносова, посещая его лекции в Академии наук. С увлечением слушал эти лекции и Михаил Кутузов.

Все свободное время он посвящал книгам и зарекомендовал себя исключительно прилежным и способным учеником. Отлично успевая, Кутузов в совершенстве овладел не только военными науками, но и горячо полюбил философию, историю, русскую и зарубежную литературу, математику, хорошо изучил ряд иностранных языков, в том числе английский, немецкий, польский, французский, а позднее шведский и турецкий. По окончании школы Кутузов был оставлен в ней для преподавания, но через полгода по его настоятельной просьбе направлен в Астраханский полк, командовал которым в то время А.В.Суворов. В течение года в должности ротного командира он постигал незабываемые уроки суворовской военной науки.

Боевое крещение Михаил Кутузов получил в июле 1764 года в Польше, в сражении против войск князя Радзивилла. В 1770-м Кутузова перевели в армию Румянцева, задействованную против турецких войск в Валахии и Молдавии. И снова Фортуна благоволила молодому офицеру: он попал в распоряжение выдающегося полководца. Несмотря на то, что был прикомандирован к штабу, Кутузов напрашивался на самые опасные операции. Он участвовал в боях при Рябой Могиле, Ларге и реке Кагул и вскоре стал известен командующему армией как храбрый и способный офицер. За мужество и храбрость, проявленные в боях при разгроме турок, М.И. Кутузов произведен в чин премьер-майора и переведен в Смоленский пехотный полк. В его составе он участвует в ряде сражений, в том числе при Попештах, снова проявив незаурядную отвагу, за что и производится в подполковники.

В этот период ратный опыт Кутузова обогащается основными идеями стратегии и тактики Румянцева: разгром и полное уничтожение армии противника, охват армии противника и удары по ней с фронта, с тыла, с флангов и главное — применение изобретательности в бою, то есть нестандартных, неожиданных решений, подсказанных конкретной ситуацией.

С 1772 года начинается служба Кутузова в Крымской армии под командованием В.М. Долгорукого. Именно он после боя у деревни Шумы, где Кутузов, подавая личный пример, со знаменем в руках повел батальон в атаку на турецкий десант, в рапорте Екатерине сообщает:

«Сей штаб-офицер получил пулею, которая, ударивши его между глаз и виска, вышла напролет в том же месте на другой стороне лица». В жаркой схватке неприятель был выбит со своих позиций, открылась дорога на Алушту. Рана Кутузова была настолько тяжелой, что врачи не надеялись на выздоровление. Но Кутузов поправился. Ибо так было угодно Провидению. Ибо он еще не выполнил предназначение, уготованное ему свыше.

Подтверждение тому — еще одна турецкая пуля. В 1787 году командующий Екатеринославской армии Потемкин решил взять черноморскую турецкую крепость Очаков. Русские войска и в том числе корпус Кутузова осадили Очаков. Потемкин медлил со штурмом, и военные действия ограничивались мелкими столкновениями. Во время одной из вылазок турки атаковали прикрытие егерей Бугского корпуса. Завязалось серьезное сражение. Генерал Кутузов повел войска в атаку и был тяжело ранен. Пуля пробила голову навылет почти в том же месте, что и при первом ранении. Врачи приговорили его к смерти, считая, что он не доживет и до утра. Но Кутузов выжил, только правый глаз его начал слепнуть.

Затем были покорение Очакова, бои на Днестре и Буге, штурм замка Хаджибей, Бендеры и Аккерман, героическое взятие Измаила. Представляя Кутузова к награждению за Измаил, Суворов так писал о любимом ученике и соратнике: «Генерал-майор и кавалер Голенищев-Кутузов оказал новые опыты искусства и храбрости своей, преодолел под сильным огнем неприятеля все трудности, влез на вал, овладел бастионом, и, когда превосходный неприятель принудил его остановиться, он, служа примером мужества, удержал место, превозмог сильного неприятеля, утвердился в крепости и продолжал поражать врагов... Он шел на левом фланге, но был моей правой рукой...»

С окончанием русско-турецкой войны 1787–1791 годов закончился важный период в жизни и деятельности Кутузова. В кровавой практике военных будней, в жестоких схватках с врагами проходило становление одного из самых самобытных полководцев России. К началу XIX столетия Михаил Илларионович Кутузов вырос в военного руководителя крупного масштаба, обладавшего глубокими знаниями военного дела и боевым опытом, способного решать сложные стратегические и тактические задачи, в талантливого дипломата.

Столь долгий экскурс в биографию великого полководца оправдан не только просветительскими целями. Он необходим для того, чтобы подчеркнуть: ни одно стратегически важное решение не принималось М. И. Кутузовым в Крепости Св. Елисаветы. (Об этом нет ни слова ни у Тарле, ни у Брагина, ни у Миронова.) А следовательно, его роль в истории нашего города и края можно назвать условно-знаковой. Если уж кто и оставил здесь часть своей жизни и свое сердце, это Екатерина Ильинична, жена будущего фельдмаршала. Если уж кто и достоин памятника в крепости — это, несомненно, она. За любовь, за страдания, за верность. Блестящая светская красавица, проведшая много лет в глухой провинции, родила здесь троих и похоронила одного ребенка. И если бы это стало темой (или, как минимум, вопросом) готовящегося международного научного симпозиума, думаю, любой ученый оправдал бы потом все финансовые и интеллектуальные затраты.

Величие Кутузова — в его деяниях и победах. Персона Кутузова не нуждается в новом пьедестале. Более того, он сам бы не принял такого «чинопочитания» в силу врожденной скромности. Хочу напомнить об этом и тем, кто пытается привлечь в это дело значительные средства, и тем, кто намерен вложить их в данную акцию. А еще о том, что, увы, недовоплощен проект по восстановлению усадьбы и уникального парка Раевских; что до сих пор в запустении могилы генерала Эммануэля и ученого-слависта Григоровича; что нет памятника на могиле генерала Самсонова, не удостоились даже памятных досок Афанасий Фет, Осип Петров, Дон Аминадо, Юрий Олеша, на улицах и в парках города нет ни памятников, ни барельефов Георгию Лангемаку, Игорю Тамму, Арсению Тарковскому...

Роман Любарский

«Украина-Центр» №25, 21.06 2007

Комментировать

Здесь еще много прекрасных стихов, интересных статей и красивых фотографий!

Створення сайту - kozubenko.net | За підтримки TribesTV и Novostejki

₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪₪